Блоги

«Marry me» – ответ украинских художниц гендерным стереотипам

22 февраля 2018

Проект «Marry me!», который Zenko Gallery представила сначала в Киеве, а позже в Татарове, поддержали феминистские организации Украины. Украинские художницы в своих работах обратились к важным темам гендерных стереотипов, и движение за равные права женщин высоко оценило их вклад в популяризацию этой общественно важной темы

Текст: портал femlineblog.wordpress.com

«Marry me!» – даже в современном, эмансипированном обществе эти слова принадлежат словарю мужских клише. По классическому канону произнесения этого предложения должно сопровождаться конкретной позой: одно колено подогнуто, второе находится перпендикулярно полу, рука протянута вперед, ладонью вверх» – именно с таких слов начинается описание выставки «Marry me» от Zenko Fundation.

Как можно догадаться по аннотации, участницы этого художественного проекта обратились к теме популярных клише о браке и месте женщины в нем. Прежде всего следует выяснить, о каких именно клише идет речь и существовали они на самом деле?

Ответы на эти вопросы мы найдем в книге «Українські жінки у горнилі модернізації» под общей редакцией известной исследовательницы и кандидата исторических наук Оксаны Кись.

Ольга Селищева Космология третьего уровня фрагмент

В разделе, посвященном супружеским отношениям в украинской крестьянской семье, говорится: «при создании семьи украинцы видели в девушке пассивную сторону. Девушку отдавали замуж, или брали в жены, она ждала прихода и принимала сватов, ее судьба в значительной степени зависела от воли родителей и инициативы парня».

Авторы отмечают, что сценарий, по которому предложение жениться принадлежало женщине, был возможным, но крайне нетипичным. Например, к нему могли прибегать обесчещенные девушки, требовавшие у семьи парня легитимизировать их фактические отношения.

Брачную инициативу с женской стороны допускала также интересная норма обычного права. Согласно ей приговоренного к смертной казни преступника можно было освободить от наказания, если с ним немедленно захотела бы пожениться какая-то девушка.

Поэтому предложение бракосочетания могло принадлежать не мужчине только при чрезвычайных обстоятельствах. Поэтому и рассматривать такие случаи целесообразно скорее как исключение, подтверждающее общее правило. Что довольно тесно перекликается с тенденциями, которые мы можем наблюдать в нашем настоящем.

Потому что хотя и такое явление как женское предложение руки и сердца уже не является для общества настолько неприемлемым, как в XIX веке, наблюдать его можно довольно редко. И в медиа – например, в тематических телешоу о браке, оно по большей части презентуется как нечто экзотическое и нетипичное.

В рамках проекта «Marry me» художницы гиперболизируют и упрощают эти гендерные стереотипы, ставят их под вопрос, и даже – смеются над ними и над стереотипным мышлением целом. Вместе с тем они не только иронизируют над такими социальными установками, но и обращают внимание на опасность их возможных последствий.

Лично я больше тревожных настроений, связанных с темой брака, увидела в работе «L'INDIFFERRENT. Перед венцом» Нины Мурашкиной. На этой картине изображена невеста накануне свадебной церемонии. Какой она, очевидно, совсем не рада. Другая работа этой художницы показывает нам женщину, проколотую ножом, что говорит достаточно недвусмысленную реплику «Take me» («Возьми меня!»). Как по мне, брачный контекст этой работы также вряд ли можно назвать положительным.

Нина Мурашкина Перед венцом

Другая интересная тема, которую поднимают на выставке – это женская сексуальность, стремление женщины к телесному удовольствию. А также запрет таких ее желаний как слишком развратных обществом, которое одновременно одобряет другие изменения, происходящие с женским телом в браке – беременность и роды.

Здесь стоит обратить внимание на скульптуры «Carpe Diem» («Живи моментом») из серии «Memento Mori №2» Марии Куликовской. Это полупрозрачные женские тела, имеющие разную «начинку», а значит – и разный смысл.

Один из таких «манекенов» наполнен цветами и костями. Судя по указанному выше названию и моим личным впечатлениям, это произведение воспевает торжество жизни и одновременно символизирует его быстротечность.

Фрагмент експозиции Marry Me 02

Другое такое женское тело имеет в себе массивные цепи и много крови. Моей первой ассоциацией от созерцания этой скульптуры стала мысль о давлении общества на женщину из-за наличия в ней репродуктивной «опции».

А вот моя подруга, любезно согласилась поделиться собственными впечатлениями, восприняла ее прежде всего как иллюстрацию глубины физических страданий женщины во время родов и грудного вскармливания детей.

Сама художница считает, что словосочетание «Carpe Diem», запечатленное в названии ее работ, в обращении к женщинам находит много новых смыслов. В частности – в феминистском дискурсе. Она призывает критиковать патриархальную систему через собственную телесность, поэтому слепки скульптур делает из своего собственного тела.

Эти работы интересны также в контексте дискуссии о тонкой грани между такими понятиями, как сексуальность и сексуальная объективация. Почему для искусства использовать обнаженное тело можно, а для рекламы – нет?

Дело в том, что в работах художниц женское тело похоже на настоящее (неидеально) и содержит определенный – социальный или творческий – смысл. А в руках маркетологов оно обычно превращается в отретушированное, лишенное индивидуальности ничто, созданное для удовлетворения порнографических спросов потенциальных клиентов.

Так как мы обнаружили в начале этого текста, гендерные стереотипы и в частности брачные клише существуют уже не первый век. Они продолжают жить и сегодня, и это – факт, убедиться в котором можно, хотя бы немножко исследовав риторику современных масс-медиа или своего ежедневного круга общения по этому поводу.

А вот интерпретирует эту тему каждый по-своему: как художницы, по-разному критикуют стереотипы через свои работы, так и зрители, которые в одной картине могут увидеть совершенно непохожие друг на друга отражение собственных страхов, мыслей и выводов.