#

Столовая. Холст, акрил, 150 x 120 cm, 2015

#

Ялта (Поребрик). Холст, масло, акрил, 200 x 160 cm, 2014

#

Головы. Бронза, 4 шт., 8 из 10, H – 50 см, 2013

#

Радуга. Холст, акрил, маркер, 200 х 145 см, 2012

#

№ 25. Холст, акрил, маркер, 200 х 145 см, 2012

#

20.02.2012. Холст, акрил, 200 х 145 см, 2012

#

Чужая #25. Акрил на холсте, 140 x 120 см, 2012

#

Софитель. Холст, акрил, 200 x 150 см, 2011

#

Воссоединение Б (2010). Офорт, высокая печать, 24 x 48 см, 1997–2010

#

Роксолана. Офорт, высокая печать, 24 x 48 см, 1997–2010

#

Полтавская битва #4 2010. Офорт, высокая печать, 26 x 55 см, 1997–2010

#

Украинские деньги #10. Офорт, высокая печать, 16 x 26 см, 2 шт. 1997–2010

#

Ялта Трудовая. Холст, акрил, 210 х 150 см, 2009

#

IV Китаєць. Акрил на полотне, 150 x 130 см, 2009

#

Бедуин. Акрил, полотно, 150 x 130 см, 2009

#

Троянди № 4. Холст, масло, 45 x 100 см, 2006

#

Троянди № 4. Холст, масло, 45 x 100 см, 2006

#

Троянди № 9. Холст, масло, 45 x 100 см, 2006

#

Без названия. Холст, масло, авторська рама, 35 x 110 см, 2004

#

Ороченка (Нац. меньшинства Китая). Холст, масло, 140 x 130 см, 2004

#

Кавказ-5. Холст, масло, 100 x 100 см, 2001

#

Кавказ-12. Холст, масло, 100 x 100 см, 2001

#

Кавказ-17. Холст, масло, 100 x 100 см, 2001

#

Выставка “Сучасна класика. Твори з колекції Zenko Foundation”, фрагмент экспозиции

#

Выставка “Сучасна класика. Твори з колекції Zenko Foundation”, открытие экспозиции

#

Олег Тистол и Николай Маценко, из проекта «Украинские деньги»

#

Олег Тистол, «Автопортрет»

#

Олег Тистол, «Кавказ-5»

#

Олег Тистол «Портрет с часами»

#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#

Олег Тистол, со свойственной человеку искусства проницательностью, будто уловил в своем проекте “Ю.Б.К.”, начатом еще в 2006 году, дуновение грядущих непростых событий. В очередной серии работ с одним из главных предметов своего творчества художник заключил пальмы Южного берега Крыма в обрамление из петриковского орнамента. Этот цветочный народный орнамент — один из символов, своеобразных художественных “брендов” Украины.

Обрамленные “петриковкой” пальмы сразу обрели не только этнический подтекст, но и конкретную геокультурную привязку, национальную составляющую. Таким образом, в своих работах Тистол оставил на одном из главных крымских символов своеобразный знак качества и маркер принадлежности.

Работы изображают пальмы, растущие на набережной курортного города на Южном берегу Крыма, и принадлежат к знаменитому проекту Олега Тистола «Ю.Б.К.». Пальма как таковая, независимо от ее географического положения, для любого человека ассоциируется с отдыхом, праздником, раем. Крымская пальма традиционно была для Украины символом своего собственного рая, в пределах своей страны, рая, до которого «рукой подать». Эта тема, всегда бывшая для автора очень личной, в связи с последними событиями в Украине приобрела острый социально-политический характер, дополнительные смыслы и эмоциональный окрас.
В творческом тандеме Олега Тистола и Николая Маценко “Нацпром” знаменитые “Головы” являются единственным скульптурным проектом. Пластически утонченная работа состоит из четырех элементов – голов одинаковой формы с варьирующейся мимикой и формой постаментов. Образы младенцев как своеобразный архетип, основа, с которой все начинается, символически воплощают разные расы, стороны света, различные эмоциональные состояния. Эстетически и идеологически этот проект безупречно ложится в художественную программу “Нацпрома”, отсылает к проблемам этнического и глобального и к неизменно актуальному вопросу собственной идентичности.
Масштабный цикл «Пальмы» — едва ли не самый узнаваемый в творчестве Олега Тистола. Корни пальм Тистола спускаются к глубоким слоям национального сознания, истории, культуры, вечного стремления человека к лучшему бытию. Пальма – олицетворение недостижимого земного Рая, элемент общечеловеческой «мифологии счастья», из сакрального символа превратившийся в составляющую глобальной массовой культуры. Фиксируя этот стереотип в своих работах, Тистол вступает на территорию мифа. Его пальма – миф о прекрасном «там», лучшем «завтра», универсальный символ, вплетенный в локальную мифологию прекрасного. Обращаясь к этой мифологеме, художник предлагает каждому найти свой Рай рядом, в самом себе, в дзенском «здесь и сейчас». И в то же время задает вопрос: возможно ли это?
Масштабный цикл «Пальмы» — едва ли не самый узнаваемый в творчестве Олега Тистола. Корни пальм Тистола спускаются к глубоким слоям национального сознания, истории, культуры, вечного стремления человека к лучшему бытию. Пальма – олицетворение недостижимого земного Рая, элемент общечеловеческой «мифологии счастья», из сакрального символа превратившийся в составляющую глобальной массовой культуры. Фиксируя этот стереотип в своих работах, Тистол вступает на территорию мифа. Его пальма – миф о прекрасном «там», лучшем «завтра», универсальный символ, вплетенный в локальную мифологию прекрасного. Обращаясь к этой мифологеме, художник предлагает каждому найти свой Рай рядом, в самом себе, в дзенском «здесь и сейчас». И в то же время задает вопрос: возможно ли это?
Масштабный цикл «Пальмы» — едва ли не самый узнаваемый в творчестве Олега Тистола. Корни пальм Тистола спускаются к глубоким слоям национального сознания, истории, культуры, вечного стремления человека к лучшему бытию. Пальма – олицетворение недостижимого земного Рая, элемент общечеловеческой «мифологии счастья», из сакрального символа превратившийся в составляющую глобальной массовой культуры. Фиксируя этот стереотип в своих работах, Тистол вступает на территорию мифа. Его пальма – миф о прекрасном «там», лучшем «завтра», универсальный символ, вплетенный в локальную мифологию прекрасного. Обращаясь к этой мифологеме, художник предлагает каждому найти свой Рай рядом, в самом себе, в дзенском «здесь и сейчас». И в то же время задает вопрос: возможно ли это?
Портретная серия Олега Тистола «Чужие» является продолжением проекта «Нацгеография», посвященного проблеме поиска национальной идентичности и аутентичности, которая в современном глобализированном мире часто отождествляется с сувенирной «этно-экзотикой». В серии «документально-недокументальных» портретов автор напоминает об истоках традиционной культуры, этнических первоисточниках и их «растворении» во всепоглощающем обществе массовой культуры, тотальной ассимиляции. В портрете экзотичной иностранки акцентируется вечная проблема отношений «Я» и «другого», оппозиции «своего-чужого», а также сопоставление понятий «народного» и «национального».
Масштабный цикл «Пальмы» — едва ли не самый узнаваемый в творчестве Олега Тистола. Корни пальм Тистола спускаются к глубоким слоям национального сознания, истории, культуры, вечного стремления человека к лучшему бытию. Пальма – олицетворение недостижимого земного Рая, элемент общечеловеческой «мифологии счастья», из сакрального символа превратившийся в составляющую глобальной массовой культуры. Фиксируя этот стереотип в своих работах, Тистол вступает на территорию мифа. Его пальма – миф о прекрасном «там», лучшем «завтра», универсальный символ, вплетенный в локальную мифологию прекрасного. Обращаясь к этой мифологеме, художник предлагает каждому найти свой Рай рядом, в самом себе, в дзенском «здесь и сейчас». И в то же время задает вопрос: возможно ли это?
Офорт «Воссоединение» повторяет название культового живописного полотна Олега Тистола, написанного в 1988 году в духе «иронического историзма» (исторической мистификации). Произведение посвящено мотиву воссоединения – теме, которая часто всплывала в те или иные периоды украинской истории и, как правило, влекла за собой серьезные последствия для жизни страны. Обыгрывая реальные исторические события произвольным образом, изображая выдуманные ситуации с реальными персонажами, фиксируя эту «альтернативную историю», Тистол запечатлевает симулякры, существующие в национальном сознании. Как и в большинстве работ из "Проекта украинских денег", здесь эклектично сочетаются символы и орнаменты, геральдические элементы, отсылающие к эстетике настоящих банкнот и одновременно воплощающие пересечение эпох и смыслов.
"Проект украинских денег" Олега Тистола в присущей художнику аллегорически-иронической манере обыгрывает исторические события и персоналии. Образ Роксоланы в одноименном офорте сочетает в себе несколько смыслов. Он олицетворяет историческую персону, национальную героиню, чей образ является мифологизированным стереотипом, частью «национального мифа». В то же время женщина здесь воплощает архетипический образ матери, родины, чье обнаженное тело открыто и беззащитно. Кроме того, в ее фигуре присутствует характерная для Тистола апелляция к советской эстетике. В монохромном коллаже автор использует номиналы настоящих банкнот, геральдические элементы, фрагменты пейзажей, абстрактные символы, прибегая к игре смыслами и мистификации.
В «Полтавской битве» Олег Тистол обыгрывает «имперскую» тему, создавая символический стереотипный антураж, ощущение барочной театральности и одновременно придавая картине эффект присутствия «третьего», постороннего зрителя. Небольшие по размеру, по форме и композиции работы из цикла «Украинские деньги» близки к настоящим купюрам. Они содержат номиналы, геральдические элементы, орнаменты, серийные номера. В работе присутствуют присущие всему циклу и творчеству Тистола в целом хронологическое и стилистическое смещение, эклектичность, наслоение смыслов, символизм, историческая мистификация.
Обратившись к идее создания собственного «Проекта украинских денег» на фоне актуализации вопроса национальной самобытности и независимости, Олег Тистол тем самым, во-первых, работает с проблемами национальной идентификации и рефлексии, во-вторых, апеллирует к наследию мастеров-авангардистов начала ХХ в., образует некую художественно-культурную связь между традицией и современностью. Условные денежные знаки Тистола, будучи фактически культурно-символической единицей, свидетельствуют об истории, политической и, прежде всего, культурной жизни украинского общества и бытия его сознания, какими их видит художник.
Масштабный цикл «Пальмы» — едва ли не самый узнаваемый в творчестве Олега Тистола. Корни пальм Тистола спускаются к глубоким слоям национального сознания, истории, культуры, вечного стремления человека к лучшему бытию. Пальма – олицетворение недостижимого земного Рая, элемент общечеловеческой «мифологии счастья», из сакрального символа превратившийся в составляющую глобальной массовой культуры. Фиксируя этот стереотип в своих работах, Тистол вступает на территорию мифа. Его пальма – миф о прекрасном «там», лучшем «завтра», универсальный символ, вплетенный в локальную мифологию прекрасного. Обращаясь к этой мифологеме, художник предлагает каждому найти свой Рай рядом, в самом себе, в дзенском «здесь и сейчас». И в то же время задает вопрос: возможно ли это?
В серии портретов из проекта «Нацгеография» Олег Тистол изображает аборигенов разных регионов мира как некий стереотип, коллективное представление о «другом», затрагивает проблему национальной идентичности и аутентичности. Автор напоминает об истоках традиционной культуры, этнических первоисточниках и их растворении во всепоглощающем обществе массовой культуры. Сопоставление понятий «народного» и «национального», которые в современном глобализированном мире часто отождествляется с сувенирной «этно-экзотикой».
В серии портретов из проекта «Нацгеография» Олег Тистол изображает аборигенов разных регионов мира как некий стереотип, коллективное представление о «другом», затрагивает проблему национальной идентичности и аутентичности. Автор напоминает об истоках традиционной культуры, этнических первоисточниках и их растворении во всепоглощающем обществе массовой культуры. Сопоставление понятий «народного» и «национального», которые в современном глобализированном мире часто отождествляется с сувенирной «этно-экзотикой».
Гора – один из центральных образов всего творчества Олега Тистола. В работах из серии «Арарат» чувствуется внутренняя динамика при отсутствии выраженной динамики внешней. Структура композиции упрощается, стремится к минимализму, многообразие достигается за счет цветовых и тональных нюансов. Образ горы в произведениях художника носит знаковый характер, будучи транслятором глубинных культурных смыслов, связанных с историей, духовностью, стереотипами, проблемами медиа и современной культуры в целом. В серии «Арарат» ярко проявилось стремление художника в многочисленных наслоениях стереотипов, в ситуации, когда первоисточник теряет свое исходное значение за кипами шаблонов, найти его изначальное содержание, вернуть ему все богатство ассоциаций, взаимно приблизить такие разделенные в жестких условиях современности духовное и материальное начала.
Гора – один из центральных образов всего творчества Олега Тистола. В работах из серии «Арарат» чувствуется внутренняя динамика при отсутствии выраженной динамики внешней. Структура композиции упрощается, стремится к минимализму, многообразие достигается за счет цветовых и тональных нюансов. Образ горы в произведениях художника носит знаковый характер, будучи транслятором глубинных культурных смыслов, связанных с историей, духовностью, стереотипами, проблемами медиа и современной культуры в целом. В серии «Арарат» ярко проявилось стремление художника в многочисленных наслоениях стереотипов, в ситуации, когда первоисточник теряет свое исходное значение за кипами шаблонов, найти его изначальное содержание, вернуть ему все богатство ассоциаций, взаимно приблизить такие разделенные в жестких условиях современности духовное и материальное начала.
Гора – один из центральных образов всего творчества Олега Тистола. В работах из серии «Арарат» чувствуется внутренняя динамика при отсутствии выраженной динамики внешней. Структура композиции упрощается, стремится к минимализму, многообразие достигается за счет цветовых и тональных нюансов. Образ горы в произведениях художника носит знаковый характер, будучи транслятором глубинных культурных смыслов, связанных с историей, духовностью, стереотипами, проблемами медиа и современной культуры в целом. В серии «Арарат» ярко проявилось стремление художника в многочисленных наслоениях стереотипов, в ситуации, когда первоисточник теряет свое исходное значение за кипами шаблонов, найти его изначальное содержание, вернуть ему все богатство ассоциаций, взаимно приблизить такие разделенные в жестких условиях современности духовное и материальное начала.
Гора – один из центральных образов всего творчества Олега Тистола. В работах из серии «Арарат» чувствуется внутренняя динамика при отсутствии выраженной динамики внешней. Структура композиции упрощается, стремится к минимализму, многообразие достигается за счет цветовых и тональных нюансов. Образ горы в произведениях художника носит знаковый характер, будучи транслятором глубинных культурных смыслов, связанных с историей, духовностью, стереотипами, проблемами медиа и современной культуры в целом. В серии «Арарат» ярко проявилось стремление художника в многочисленных наслоениях стереотипов, в ситуации, когда первоисточник теряет свое исходное значение за кипами шаблонов, найти его изначальное содержание, вернуть ему все богатство ассоциаций, взаимно приблизить такие разделенные в жестких условиях современности духовное и материальное начала.
В серии портретов из проекта «Нацгеография» Олег Тистол изображает аборигенов разных регионов мира как некий стереотип, коллективное представление о «другом», затрагивает проблему национальной идентичности и аутентичности. Автор напоминает об истоках традиционной культуры, этнических первоисточниках и их растворении во всепоглощающем обществе массовой культуры. Сопоставление понятий «народного» и «национального», которые в современном глобализированном мире часто отождествляется с сувенирной «этно-экзотикой».
Образ горы в творчестве Олега Тистола – некая символическая вершина компетенции человека, та пиковая точка земного бытия, где оно граничит с трансцендентным. Картины из серии «Кавказ» медитативны, созданы по одной композиционной схеме с варьированием колористического и орнаментального решений. Все полотна в проекте отличаются минимализмом форм, четкими линиями и ритмами, лаконичностью. В серии «Кавказ» художник ищет новый язык изобразительных символов, создает универсальную иероглифику, через которую осуществляет поиск ответов, постепенно развивая свое видение и выступая творцом собственной реальности, «вписывая» индивидуальное и национальное сознательное и бессознательное в мировой контекст через общечеловеческие архетипы.
Образ горы в творчестве Олега Тистола – некая символическая вершина компетенции человека, та пиковая точка земного бытия, где оно граничит с трансцендентным. Картины из серии «Кавказ» медитативны, созданы по одной композиционной схеме с варьированием колористического и орнаментального решений. Все полотна в проекте отличаются минимализмом форм, четкими линиями и ритмами, лаконичностью. В серии «Кавказ» художник ищет новый язык изобразительных символов, создает универсальную иероглифику, через которую осуществляет поиск ответов, постепенно развивая свое видение и выступая творцом собственной реальности, «вписывая» индивидуальное и национальное сознательное и бессознательное в мировой контекст через общечеловеческие архетипы.
Образ горы в творчестве Олега Тистола – некая символическая вершина компетенции человека, та пиковая точка земного бытия, где оно граничит с трансцендентным. Картины из серии «Кавказ» медитативны, созданы по одной композиционной схеме с варьированием колористического и орнаментального решений. Все полотна в проекте отличаются минимализмом форм, четкими линиями и ритмами, лаконичностью. В серии «Кавказ» художник ищет новый язык изобразительных символов, создает универсальную иероглифику, через которую осуществляет поиск ответов, постепенно развивая свое видение и выступая творцом собственной реальности, «вписывая» индивидуальное и национальное сознательное и бессознательное в мировой контекст через общечеловеческие архетипы.
#

Родился в 1960 году в поселке Врадиевка Николаевской области. Закончил Республиканскую художественную школу им. Тараса Шевченко и Львовский государственный институт декоративно-прикладного искусства. С 1984 по 1986 год проходил военную службу в воинской части Макаров-1, где познакомился с Константином «Винни» Реуновым. В 1988 году женился на художнице Марине Скугаревой. На первой советско-американской выставке «Совиарт» познакомился с художников Дмитрием Канторовым, который пригласил его в московский сквот «Фурманный переулок». В конце 1988 года Тистол и Реунов начинают представлять свои работы в Глазго, Рейкьявике, Хельсинки. С середины 1990-х вместе с Николаем Маценко разрабатывает программу «Нацпром». Участвовал в 49-й Венецианской биеннале, в Московской биеннале «Интерфото» (1996) и 22-й Биеннале в Сан-Паулу (1994). С 1993 года живет и работает в Киеве.

Избранные выставки:

  • «Интерпретация воспоминаний» (2011), Black Square Gallery, Майями, США;
  • «Мифология счастья» (2011), Галерея «Salon Vert»,  Лондон;
  • «Нацпром» (вместе с Николаем Маценко, 2003), Галерея Гельмана, Москва;
  • «Nine Days» (вместе с Мариною Ск угаревой, 1992), St. Alban Tal, Базель, Швейцария

Избранные коллекции:

  • Pinchuk ArtCentre, Киев;
  • Stedelijk Museum, Амстердам;
  • Коллекция Нортона Доджа, США;
  • Фонд Christoph Merian Stiftung, Базель, Швейцария
#############################