Follow Zenko Gallery on Artsy

Виктор Сидоренко

#

Expiration Серия «Левитация», Холст, масло, 200 x 200 см, 2014

#

Из серии Левитация. Холст, масло, 120 x 120 cm, 2014

#

Скульптура из серии «Левитация». Стеклопластик, золото 999 проба, h 180 см, 2013

#

Из серии «Отражение в неизвестном». Холст, масло, 190 x 190 см, 2013

#

Из серии «Отражение в неизвестном». Холст, масло, 120 x 160 см, 2013

#

Координация. Серия «Отражение в неизвестном». Холст, масло, 190 x 190 см, 2013

#

Из серии «Отражение в неизвестном» холст, масло, 190 x 190 см, 2013

#

Из серии «Отражение в неизвестном». Холст, масло, 190 x 190 см, 2013

#

Из серии «Отражение в неизвестном». Холст, масло, 300 х 190 см, 2012

#

Из серии «Погружение». Холст, масло, 150 x 300 см, 2012

#

Из серии Ultra C. Холст, масло, 150 x 125 см, 2012

#

Из серии Ultra C. Холст, масло, 150 x 125 см, 2012

#

Бесконечность сублимации Серия «Амнезия». Холст, масло, 140 х 190 см, 1999

#

Сумерки Серия «Амнезия». Холст, масло, акрил, 130 x 190 см, 1998

#

Ночные перверсии Серия «Амнезия». Холст, масло, акрил, 150 x 125 см, 1998

#

Из серии «Амнезия». Холст, масло, 150 х 125 см, 1997

#

Из серии «Амнезия». Бумага, акварель, 75 х 55 см,1997

#

Из серии «Амнезия». Бумага, акварель, 60 х 50 см, 1997

#

Фигура и фон II Серия «Амнезия». Холст, масло, 125 х 150 см, 1996

#

Трансформация света Серия «Амнезия». Холст, масло, 140 х 190 см, 1995

#

Трансформация света. Серия «Амнезия». Холст, акрил, 168 x 200 см, 1995

#

Интимный натюрморт. Серия «Женщины и цветы». Холст, масло, 137 x 84 см, 1992

#

Перевернутая. Серия «Женщины и цветы». Холст, акрил, 130 x 105 см, 1991

#

Женщина с зонтиком. Серия «Женщины и цветы». Холст, акрил, 147 x 101 см, 1991

#

Выставка “Сучасна класика. Твори з колекції Zenko Foundation”, фрагмент экспозиции

#

Выставка “Сучасна класика. Твори з колекції Zenko Foundation”, открытие экспозиции

#

Выставка “Сучасна класика. Твори з колекції Zenko Foundation”, открытие экспозиции

#

Виктор Сидоренко, «Вторжение»

#

Виктор Сидоренко «Энантиодромия»

#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
#
Главный вопрос, который занимает Виктора Сидоренко в проекте «Левитация», - идентификации личности в посттоталитарном и современном обществе. Через образ унифицированного человека в кальсонах автор исследует механизмы адаптации личности в обществе. С одной стороны, унификация – это несвобода, вечное переживание тоталитарного прошлого. С другой – возможность потерять себя и ощутить парение – левитацию. Для создания проекта художник использует живопись, фото, скульптуру и видео.
Главный вопрос, который занимает Виктора Сидоренко в проекте «Левитация», - идентификации личности в посттоталитарном и современном обществе. Через образ унифицированного человека в кальсонах автор исследует механизмы адаптации личности в обществе. С одной стороны, унификация – это несвобода, вечное переживание тоталитарного прошлого. С другой – возможность потерять себя и ощутить парение – левитацию. Для создания проекта художник использует живопись, фото, скульптуру и видео.

В проекте «Отражение в неизвестном» Виктор Сидоренко обращается к знакомому по предыдущим сериям персонажу — мужчине в кальсонах. Парящие в условной среде мужские фигуры – знак прошлого, ключевой символ коллективного постсоветского бессознательного. Художник не пытается отделаться от этого навязчивого образа, своеобразного симптома пережитой травмы, наоброт — вглядывается в него все пристальней, чтобы окончательно осмыслить эффект присутствия прошлого в настоящем.

Как и предыдущие «Идентификация» и «Левитация», проект «Отражение в неизвестном» – о свободе. Свобода занимает ключевое место в любой идеологии – тоталитарной или демократической. Художник заставляет зрителя задуматься: неужели только вчера, когда степень подавления свободы доходила до абсурда, мы ощущали себя несвободными? Этот проект мягко перемещает нас в день сегодняшний. Любая система власти максимально обезличивает людей. Виктор Сидоренко последовательно наблюдает за манипуляциями с сознанием, ведущими к появлению «среднестатистических человеческих клонов».

В проекте «Отражение в неизвестном» Виктор Сидоренко обращается к знакомому по предыдущим сериям персонажу — мужчине в кальсонах. Парящие в условной среде мужские фигуры – знак прошлого, ключевой символ коллективного постсоветского бессознательного. Художник не пытается отделаться от этого навязчивого образа, своеобразного симптома пережитой травмы, наоброт — вглядывается в него все пристальней, чтобы окончательно осмыслить эффект присутствия прошлого в настоящем.

Как и предыдущие «Идентификация» и «Левитация», проект «Отражение в неизвестном» – о свободе. Свобода занимает ключевое место в любой идеологии – тоталитарной или демократической. Художник заставляет зрителя задуматься: неужели только вчера, когда степень подавления свободы доходила до абсурда, мы ощущали себя несвободными? Этот проект мягко перемещает нас в день сегодняшний. Любая система власти максимально обезличивает людей. Виктор Сидоренко последовательно наблюдает за манипуляциями с сознанием, ведущими к появлению «среднестатистических человеческих клонов».

В проекте «Отражение в неизвестном» Виктор Сидоренко обращается к знакомому по предыдущим сериям персонажу — мужчине в кальсонах. Парящие в условной среде мужские фигуры – знак прошлого, ключевой символ коллективного постсоветского бессознательного. Художник не пытается отделаться от этого навязчивого образа, своеобразного симптома пережитой травмы, наоброт — вглядывается в него все пристальней, чтобы окончательно осмыслить эффект присутствия прошлого в настоящем.

Как и предыдущие «Идентификация» и «Левитация», проект «Отражение в неизвестном» – о свободе. Свобода занимает ключевое место в любой идеологии – тоталитарной или демократической. Художник заставляет зрителя задуматься: неужели только вчера, когда степень подавления свободы доходила до абсурда, мы ощущали себя несвободными? Этот проект мягко перемещает нас в день сегодняшний. Любая система власти максимально обезличивает людей. Виктор Сидоренко последовательно наблюдает за манипуляциями с сознанием, ведущими к появлению «среднестатистических человеческих клонов».

В проекте «Отражение в неизвестном» Виктор Сидоренко обращается к знакомому по предыдущим сериям персонажу — мужчине в кальсонах. Парящие в условной среде мужские фигуры – знак прошлого, ключевой символ коллективного постсоветского бессознательного. Художник не пытается отделаться от этого навязчивого образа, своеобразного симптома пережитой травмы, наоброт — вглядывается в него все пристальней, чтобы окончательно осмыслить эффект присутствия прошлого в настоящем.

Как и предыдущие «Идентификация» и «Левитация», проект «Отражение в неизвестном» – о свободе. Свобода занимает ключевое место в любой идеологии – тоталитарной или демократической. Художник заставляет зрителя задуматься: неужели только вчера, когда степень подавления свободы доходила до абсурда, мы ощущали себя несвободными? Этот проект мягко перемещает нас в день сегодняшний. Любая система власти максимально обезличивает людей. Виктор Сидоренко последовательно наблюдает за манипуляциями с сознанием, ведущими к появлению «среднестатистических человеческих клонов».

В проекте «Отражение в неизвестном» Виктор Сидоренко обращается к знакомому по предыдущим сериям персонажу — мужчине в кальсонах. Парящие в условной среде мужские фигуры – знак прошлого, ключевой символ коллективного постсоветского бессознательного. Художник не пытается отделаться от этого навязчивого образа, своеобразного симптома пережитой травмы, наоброт — вглядывается в него все пристальней, чтобы окончательно осмыслить эффект присутствия прошлого в настоящем. Как и предыдущие «Идентификация» и «Левитация», проект «Отражение в неизвестном» – о свободе. Свобода занимает ключевое место в любой идеологии – тоталитарной или демократической. Художник заставляет зрителя задуматься: неужели только вчера, когда степень подавления свободы доходила до абсурда, мы ощущали себя несвободными? Этот проект мягко перемещает нас в день сегодняшний. Любая система власти максимально обезличивает людей. Виктор Сидоренко последовательно наблюдает за манипуляциями с сознанием, ведущими к появлению «среднестатистических человеческих клонов».
В проекте «Отражение в неизвестном» Виктор Сидоренко обращается к знакомому по предыдущим сериям персонажу — мужчине в кальсонах. Парящие в условной среде мужские фигуры – знак прошлого, ключевой символ коллективного постсоветского бессознательного. Художник не пытается отделаться от этого навязчивого образа, своеобразного симптома пережитой травмы, наоброт — вглядывается в него все пристальней, чтобы окончательно осмыслить эффект присутствия прошлого в настоящем. Как и предыдущие «Идентификация» и «Левитация», проект «Отражение в неизвестном» – о свободе. Свобода занимает ключевое место в любой идеологии – тоталитарной или демократической. Художник заставляет зрителя задуматься: неужели только вчера, когда степень подавления свободы доходила до абсурда, мы ощущали себя несвободными? Этот проект мягко перемещает нас в день сегодняшний. Любая система власти максимально обезличивает людей. Виктор Сидоренко последовательно наблюдает за манипуляциями с сознанием, ведущими к появлению «среднестатистических человеческих клонов».
Лейтмотивом серии «Погружение» стало непреодолимое желание управлять собственным сознанием, которое сталкивается в творчестве Виктора Сидоренко с вопросами: что такое сознание вообще и возможно ли определить его границы? В «Погружении» художник, как и в других своих сериях, исследует процессы самоидентификации и самоактуализации. И параллельно сосредотачивается на проблеме постижения сознания как такового и на его способности представлять, воспринимать и даже создавать окружающую реальность именно в том виде, в каком она им познается.
В серии Ultra C (еще одно ее название – «Цитохронизмы») спорт, гимнастику Виктор Сидоренко рассматривает как идеологическую составляющую тоталитарного общества. Тоталитаризм в любых его формах и проявлениях – центральная тема творчества художника. Сидоренко рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически. Изображения на полотнах из серии Ultra C реалистичны, однако написаны так, что у зрителя создается ощущение, будто он смотрит на старые, местами затертые фотографии.
В серии Ultra C (еще одно ее название – «Цитохронизмы») спорт, гимнастику Виктор Сидоренко рассматривает как идеологическую составляющую тоталитарного общества. Тоталитаризм в любых его формах и проявлениях – центральная тема творчества художника. Сидоренко рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически. Изображения на полотнах из серии Ultra C реалистичны, однако написаны так, что у зрителя создается ощущение, будто он смотрит на старые, местами затертые фотографии.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
Время, Память и История — центральные идеи проекта «Амнезия». Виктор Сидоренко изучает тоталитаризм в любых его формах и проявлениях. Автор рассматривает его как глобальное явление идеологической несвободы, то ли политического режима, то ли сектантства, религиозной диктатуры, в котором все направлено на поглощение человека не только духовно, но и физически.
В раннем, созданном в начале 1990-х цикле «Женщины и цветы» Виктор Сидоренко стремился уйти от еще дающего о себе знать соцреализма к чистой живописности, лишенной социальных и политических подтекстов. Отчасти поэтому изображенные на картинах женщины лишены индивидуальности — их лица написаны предельно условно. Серия по манере исполнения отсылает к авангардистским традициям начала ХХ века. На холстах доминируют рисунок и четко выдержанная композиция, цветовые решения остаются довольно сдержанными.
В раннем, созданном в начале 1990-х цикле «Женщины и цветы» Виктор Сидоренко стремился уйти от еще дающего о себе знать соцреализма к чистой живописности, лишенной социальных и политических подтекстов. Отчасти поэтому изображенные на картинах женщины лишены индивидуальности — их лица написаны предельно условно. Серия по манере исполнения отсылает к авангардистским традициям начала ХХ века. На холстах доминируют рисунок и четко выдержанная композиция, цветовые решения остаются довольно сдержанными.
#

Родился в 1953 году в городе Талды-Курган, Казахстан. Закончил Харьковский художественно-промышленный институт. В 2001 году основал и возглавил Институт проблем современного искусства Академии искусств Украины. Его деятельность связана с репрезентацией и исследованиями актуального художественного пространства Украины. В 2003 году представил персональный проект «Жернова времени» на 50-й Венецианской биеннале. В 2007 году выступил сокуратором украинского проекта «Поэма о внутреннем море» на Венецианской биеннале. В 2011-м стал комиссаром украинского проекта «Гентский алтарь. Второе воспроизведение».

Избранные выставки:

  • «Левитация» (2011), Национальная академия искусств Украины, Киев;
  • «Жернова времени» (2010), Black Square Gallery, Майями, США;
  • ArtHamptons (2010), Галерея Татьяны Мироновой, Нью-Йорк;
  • «Аутентификация» (2008), Taiss, Париж;
  • «Траверс Видео» (2007), 10-й Международный видео-фестиваль, Тулуза, Франция 

Избранные коллекции:

  • Национальный художественный музей Украины, Киев;
  • Музей современного искусства KIASMA, Хельсинки;
  • Школа искусств Йельского университета, Нью-Хейвен, США
#############################